Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Тави Тум: bosnn.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 64828 зарегистрирован в 2007 году

Тави Тум

она же Ю нона по 26-03-2011
настоящее имя:
Занятия БОС для детей с нарушением внимания, дисграфией (Подготовка к школе)
Портрет заполнен на 86%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 102

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Барбара Окли "Зачем гуманитариям математика и почему учить её так сложно"

  11.10.2019 в 09:08   118  

— Вы по первому образованию лингвист, переводчик с русского языка — почему в качестве второго образования вы решили изучать математику?

— Я служила переводчиком в армии, а после службы на мои знания не было спроса, потому что в то время у США не было никаких связей с Советским Союзом. В армии я работала с инженерами из Вест-Пойнта❓ и видела, как много у них профессиональных возможностей, как востребована их профессия. Я знала, что гуманитарные знания всегда будут важны, однако в тот момент уже был очевиден рост потребности в технических знаниях и аналитических навыках. И я решила их освоить, потому что считала, что они пригодятся мне в будущем.

Мой подход к изучению языка оказался полезным при изучении точных наук и математики. Нейробиология подтверждает: процессы усвоения знаний одинаковы при изучении разных дисциплин. Например, процедурная беглость в языках — способность мозга «подхватывать» разные понятия и синтезировать из них более сложные концепции — встречается и в математике❓.

— Вам не кажется, что интерес к математике и точным наукам — явление поколенческое? Он был высоким во времена холодной войны, гонки вооружений и космической гонки. Но сегодня подростки мечтают быть не учеными, а блогерами. Нужно ли популяризировать среди них науку?

— Это правда, сегодня молодые люди не черпают вдохновение в науке, потому что медиа уделяют ей мало внимания. Культура интереса к инновациям ушла, изобретательством сложнее заниматься, оно доступно только Джеффу Безосу или Илону Маску, которые пытаются попасть в будущее.

Но давайте сделаем шаг назад. Когда ребенок учится играть на пианино, каждое упражнение дается ему нелегко. Родителям даже приходится заставлять детей заниматься музыкой.

Изучение математики — это как обучение игре на музыкальном инструменте: оно требует времени и усилий, однако стоит понять основы, и математика становится частью тебя, ты начинаешь видеть ее красоту как науки и пользоваться ею как навыком.

Своих детей я заставляла делать упражнения по математике — каждый вечер по 20 минут дополнительно к основному заданию (я не настаивала ни на чем другом, потому что не хотела быть матерью, которая пытается развить ребенка в разных областях). В результате наши усилия открыли для моих детей множество карьерных возможностей. Позже, правда, они корили меня за то, что я не заставляла их заниматься еще и музыкой.

Так что нам нужна образовательная система, которая помогала бы ученикам преодолевать трудности познания, чтобы увидеть красоту науки.

Давайте посмотрим на этот процесс с точки зрения эволюции. Исследования Дэвида Гери показали, что наш мозг усваивает знания двумя фундаментально разными способами. Первый — это «биологически первичные» знания, например способность распознавать лица. Над тем, как устроен этот механизм, бьются самые продвинутые академики, но даже младенцы могут им пользоваться: эволюция встроила его в то, как работают наши нейроны. То же относится к изучению первого языка: чтобы научиться говорить, ребенку достаточно находиться в окружении носителей.

Но если поместить ребенка в библиотеку, он не научится читать: этому нужно учить. Для чтения или решения математических задач нам необходимо как бы перенастроить связи между нейронами на считывание «биологически вторичных» знаний.

Поэтому не стоит думать, что, если превратить обучение в веселье и удовольствие, свойственные приобретению биологически первичных знаний, выйдет что-то толковое.

Математика и другие науки сложны, потому что неестественны для человеческого мозга.

Со своими детьми я занималась по методике KUMON❓, сейчас есть Smartick — более современная онлайн-программа. Мы решали задачи, и это помогло детям развить ту самую процедуральную беглость. Это как с изучением иностранного языка, когда вы ежедневно выделяете дополнительные 20 минут, чтобы спрягать глаголы или практиковать диалоги. И в итоге замечаете, как эти ежедневные 20 минут вырастают в большое знание.

— Какие у вас как преподавателя отношения с социальными сетями?

— Меня беспокоит, что постоянное мгновенное вознаграждение в виде лайков вызывает зависимость у детей. Стоя в очереди, дети предпочитают болтать в чатах вместо того, чтобы немного поскучать. А ведь такие моменты пустого «недумания» очень полезны для нашего мозга: именно во время скуки нам в голову приходят творческие идеи: мозг консолидирует ранее обработанную информацию. С соцсетями же мы постоянно отвлекаемся, что не очень хорошо для мозга. У меня есть аккаунты в LinkedIn, Facebook, Instagram, но единственная моя активность в социальных медиа — это еженедельная рассылку Cheery Friday для 1,6 млн студентов Coursera.

— Есть ли новые научные данные о тех методах и навыках самообучения, о которых вы рассказываете в курсе «Учимся учиться»?

— Да, есть совсем свежие исследования о так называемой технике «помидора», когда при помощи таймера время интенсивной умственной работы делится на отрезки по 25 минут с короткими перерывами. Когда в 1980-х Франческо Чирилло придумал этот метод, даже нейробиологи не понимали, почему он эффективен, — а сейчас его эффективность можно измерить по множеству индикаторов. Техника «помидора» помогает сконцентрироваться и избежать мультизадачности.

В мозгу, как известно, есть более «древняя» лимбическая система и более «молодой» неокортекс. Гиппокамп, находящийся в лимбической системе, быстро усваивает информацию, получаемую через зрение и слух, но и быстро «заполняется». Структуры неокортекса, наоборот, сложнее чему-либо научить, зато информация задерживается там надолго. Ученые обратили внимание, что, когда мы делаем небольшие перерывы в работе, наш гиппокамп как бы выгружает полученную информацию в долгую память, в неокортекс.

Вам кажется, что вы ничего не делаете, а в мозгу в это время происходит очень ценный для запоминания процесс. Важно в эти моменты не проверять почту или соцсети, а полностью разгрузить мозг.

Буквально недавно вышло исследование: мозг устает к концу дня из-за постоянной проверки уведомлений. Я рекомендую сделать чашку чая и просто закрыть глаза или посмотреть в окно. Потом уже можно проверить Instagram.


ООпутать Землю знаниями
— Сейчас активно обсуждается тема женщин в STEM❓. Как поддерживать девушек и женщин, которые решили пойти в науку?

— Буквально в прошлом году я писала об этом в The New York Times: если вы хотите, чтобы ваша дочь была успешной в науке, занимайтесь с ней дополнительно математикой.

Этому есть объяснение. Между мальчиками и девочками есть небольшое гормональное различие. Они обладают в среднем одинаковыми способностями к математике. Но в развитии речевых навыков девочки опережают мальчиков. И естественным образом начинают чувствовать, что им легче выполнять задачи, связанные с чтением и письмом.

Будучи примерно на одном уровне с мальчиками в математике, девочки начинают думать, что с математикой справляются хуже. Дополнительные занятия математикой могут вернуть им уверенность в собственных силах.

Не нужно заставлять их заниматься тем, что им не нравится, — важно дать выбор и возможность развиваться в любых направлениях.

Что же касается моего профессионального опыта как женщины в науке, то и в карьере лингвиста-переводчика, и в инженерной карьере мне одинаково помогали и женщины, и мужчины — и точно так же были и женщины, и мужчины, с которыми возникали проблемы. Во всех сферах есть люди, которые будут мешать вам добиться того, чего вы хотите. Например, у медработников есть термин «медсестры пожирают молодняк» — когда старшие медсестры чинят препятствия младшим медсестрам, этакая дедовщина.

Я также заметила, что иногда именно профеминистски настроенные мужчины могли потом ударить в спину, а те, кто казался шовинистом, — оказать поддержку. Непонятно, кому доверять. Кто-то может говорить правильные слова, а внутри быть сексистом, а кто-то казаться сексистом, но на деле быть настоящим сокровищем.

— Онлайн-образование — это хорошо, но во многих странах до сих пор проблемы с доступом к интернету. Бывали ли вы в этих странах, чему вас научил этот опыт?

— В Пакистане в деревнях для меня было удивительно, что, несмотря на открытый доступ к интернету, женщинам все равно запрещено выходить онлайн. Им разрешено смотреть телевизор — хоть какой-то доступ к информации.

Для меня было открытием, что даже в странах, где идет война, у людей есть доступ к мобильным телефонам с выходом в интернет. Пятнадцать лет назад такое невозможно было представить. Сегодня пусть не все, но многие люди в развивающихся странах могут видеть, чему учат в стенах Гарварда, Стэнфорда, Оксфорда или ВШЭ. Развитие интернета продолжается, покрытие растет с каждым днем. Сможем ли мы когда-нибудь покрыть всю планету сетью и дать знания каждому? Наверное, нет. Но ситуация улучшается.

ВВсем нужна математика
— В онлайн-курсе важно поддерживать мотивацию и вовлеченность студента. Как вы с этим справляетесь?

— Нужно чем-то удивлять студентов, но не злоупотреблять этим методом. Добавьте движения в видео (а не просто делайте что-то руками в кадре). Шутки помогают в моменты, когда вы выдаете студентам самые сложные куски информации, — между ними можно добавить юмора, это будет вознаграждением.

— Не кажется ли вам, что онлайн-обучение больше подходит для освоения каких-то навыков, чем для получения фундаментальных знаний?

— Я думаю, онлайн-образование может развивать и навыки, и фундаментальные знания. Дело в том, что рынок научных знаний значительно меньше, чем рынок обучения навыкам, например, программирования. Сегодня провайдеры онлайн-обучения пытаются найти наиболее крупные рынки и темы, которые интересуют людей больше всего. Это очень конкурентная среда, где есть очень хорошие курсы с отличными преподавателями.

Но есть и хорошие курсы по фундаментальным наукам, им вполне подходит видеоформат. Возможно, философию сложнее преподавать из-за отсутствия живой дискуссии, но и ее можно симулировать онлайн.

— Что вы думаете о преподавании STEM для взрослых в качестве дополнительного образования? Могут ли они быть полезными в рамках, например, корпоративного обучения?

— Вообще я за баланс между работой и личной жизнью и не думаю, что вне работы человек должен продолжать учиться наукам. Это не обязательно, но что-то одно можно оставить — то, что вам по душе.

— Философ Марта Нуссбаум в своей книге «Не ради прибыли» на примере американской системы образования поднимает вопрос о том, что национальные системы образования сфокусированы на развитии «более прибыльных» специальностей с уклоном в финансы и технологии. В этом она видит угрозу, опасаясь, что сокращение бюджетов и часов на изучение гуманитарных дисциплин приводит в конечном счете к проблемам с этикой и демократией. Что бы вы ей ответили?

— Если говорить о США, то статистика показывает, что только 15% выпускников школ идут в STEM. Половина из них не заканчивают обучение, то есть образование в STEM получают только 7,5% выпускников. Беспокойство необоснованно.

Да, есть много программ, которые финансово поддерживают обучение по техническим специальностям, потому что в них очень мало людей. Моя основная проблема как человека, у которого первое образование гуманитарное (и я не смогла бы делать то, что делаю сейчас, без этой базы), в том, что оставшиеся 92,5% студентов абсолютно не разбираются в математике и не могут решить самые простые уравнения.

Я соглашусь, что немногочисленные студенты, выбравшие технические специальности, должны обладать базовыми гуманитарными знаниями. Но и гуманитарии должны разбираться в основах математики.

Источник: theoryandpractice.ru/posts/1...t-ee-tak-slozhno