Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Тави Тум: bosnn.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 64828 зарегистрирован в 2007 году

Тави Тум

она же Ю нона по 26-03-2011
настоящее имя:
Занятия БОС для детей с нарушением внимания, дислексией, дисграфией (Подготовка к школе)
Портрет заполнен на 86%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 58

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Адриана Имж "Чем многозадачность в век гаджетов опасна?"

  15.11.2018 в 12:38   75  

Вездесущие теперь смартфоны только набирали популярность, когда Энтони Вагнер заинтересовался исследованиями Клиффорда Насса, своего коллеги из Стэнфорда, по поводу эффекта информационной многозадачности на внимание. Хотя Вагнер, профессора психологии в Стэнфордском университете и директор Лаборатории памяти Стэнфорда, не принял безоговорочно полученные ранее данные, он порекомендовал Нассу кое-какие когнитивные тесты для дальнейших экспериментов. Через одиннадцать лет Вагнер увлёкся достаточно, чтобы написать и опубликовать в Proceedings of the National Academy of Science обзор результатов последних исследований и кое-что добавить ещё от себя.

Документ, соавтором в котором выступает нейробиолог Мелина Анкафер из Калифорнийского университета в Сан-Франциско, суммирует самое важное в исследованиях прошедшего десятилетия, касающихся связи между информационной многозадачностью и разными областями когнитивной деятельности, включая рабочую память и внимание. Подготавливая анализ, Вагнер заметил тенденцию, всплывающую в публикациях: люди, которые часто используют одновременно несколько типов устройств или активно практикуют многозадачность, значительно хуже выполняли простые задания на память.

Вагнер объяснил в интервью корреспондентке Stanford Report Софи Бейтс, какие открытия упоминаются в его обзоре по поводу информационной многозадачности и когнитивных функций и обсудил, почему делать далеко идущие выводы по поводу этих результатов — преждевременно. Мы приводим ниже выдержки из этого интервью.

Вагнер:

На самом деле, многозадачности не существует. Есть переключение с задачи на задачу. Слово “многозадачность” подразумевает, что можно делать две и более вещи одновременно, но в действительности наш мозг позволяет нам делать одномоментно только что-то одно и нам приходится переключаться туда-обратно.

“Тяжёлые многозадачники” одновременно открывают несколько потоков информации и переключаются между ними. Например, могут писать академический документ на ноутбуке, время от времени кидая взгляд на баскетбольный матч по телевизору, отвечая на СМС и сообщения в Фейсбуке и возвращаясь назад к документу — пока не всплывает сообщение о новом письме и они его не открывают.

“Лёгкие многозадачники” или будут только писать документ, или смогут переключаться между двумя каналами информации. Они могут выключить вай-фай, отложить телефоны или поменять настройки так, что все уведомления будут приходить раз в час. Это примеры крайностей, но они хорошо показывают, как люди различаются в своей работе с информацией. Более того, из-за того, что наше информационное пространство продолжает разрастаться и меняться, те, кого мы могли бы назвать “тяжёлым” или “лёгкими” многозадачниками сегодня могут представлять из себя не то же, что десять лет назад.

Примерно в половине исследований “тяжёлые многозадачники” показывают значительно сниженные результаты по рабочей памяти и устойчивости внимания. Другая половина даёт нулевые результаты — то есть, без особой разницы. Мне кажется ясным и явным, что между информационной многозадачностью и производительностью памяти есть отрицательная связь — что высокая информационная многозадачность соотносится с плохими результатами в заданиях на память. Нет ни одного опубликованного документа, который показывал бы эту связь положительной.

В обзоре мы отметили интересную вещь, которая, вероятно, будет проявляться всё больше. Есть возможность, что у “тяжёлых многозадачников” сокращение рабочей памяти происходит, скорее всего, из-за рассеивания внимания. Когда задачи несложны, они показывают сниженные результаты. Но когда задание, например, на память усложняется, исчезает разница между “тяжёлыми” и “лёгкими” многозадачниками.

Это наблюдение, в сочетании с отрицательной связью между многозадачностью и результативностью в упражнениях на устойчивость внимания, подтолкнуло нас к тому, чтобы обратить внимание на вариативность в возможности человека из-за целей задания переключать внимание в устойчивый режим.

Я не скажу, что эти данные однозначно показывают, что многозадачность вызывает изменения во внимании и памяти. Это было бы преждевременно. Слишком рано говорить что-то определённое о причинах и следствиях.

Всё же стоит быть осторожнее. Многие из нас чувствуют, как технологии и информационные потоки на нас воздействуют — как отвлекают наше внимание сигналы о новом письме или СМС. Но мы можем контролировать ситуацию, минимизируя обычную многозадачность. Мы можем решать быть более осознанными пользователями информационных устройств.

Многозадачность не рациональна. Мы знаем, что платим за то, чтобы переключаться с задачи на задачу. Это может быть доводом в пользу уменьшения информационной многозадачности, по крайней мере, во время работы над проектом, который имеет значение твоей для учёбы или работы. Практикуя многозадачность в процессе работы над чем-то важным, ты дольше будешь делать её и, возможно, с худшим результатом.

Адриана Имж
Наши Дети